“В ОП уже ищут крайнего, кто ответит за провал на выборах”

Об интригах кампании “Вести” поговорили с политаналитиком Русланом Бизяевым

— “Слуги” показали список кандидатов в депутаты Киеврады. Но в целом по ряду регионов у партии власти нет либо амбиций, либо понимания, как побеждать. Иначе их работа была бы более заметной.

— Стратегия СН на местных выборах такова: “Если мы их не выиграем — получим золотую акцию”. Нет своего мэра — будет свой секретарь горсовета. Нет секретаря — будет большинство в совете. Главное, это получить там фракцию, зайти в принципе. И хоть в регионах ситуация разная, принцип один: часть людей уже “обилетили”, часть стоит в очереди. Правда, не везде эти договоренности сработают.

— Значит, наши наблюдения верны: “Слуги” в регионах недорабатывают?

— В горсоветах крупных городов СН вряд ли получит даже второе место. Где-то третье, где-то пятое. По кандидатам в мэры также провал. Тарас Клефа во Львове вряд ли выйдет во второй тур, там схлестнутся Андрей Садовой и Руслан Кошулинский. В Киеве Кличко вряд ли будет дебатировать с Ириной Верещук. В Днепре кандидат №1 — это Борис Филатов. Впервые в истории президентская партия не получит результат, на который рассчитывает. Даже в 2015-м БПП так лихо не пролетал.

— И какие выводы будут сделаны?

— Александр Дубинский недавно обещал, что будет перезагружена вертикаль власти вокруг президента. Читай ОП. И там уже ищут крайнего, кто ответит за провал, а несколько групп, конкурирующих друг с другом, ищут, как перебросить вину на соседей.

— Будут ли до выборов отставки в правительстве или “снос” всего Кабмина?

— Только весь Кабмин в целом. Сроки упираются в сложные согласования, к тому же с нашими зарубежными партнерами, с которыми достигаем компромисса по фигуре премьер-министра уже шесть лет. Для меня косвенный показатель тут — демарш главы Минздрава Максима Степанова, который решил зачем-то возглавить список СН на выборах в Одесский облсовет. Ну где министр, а где — облсовет?

— Подстраховывается.

— Не исключено. Пока на “Титанике” играет музыка, кое-кто втихаря спускает шлюпки.

— Почему заговорили о кадровых перетасовках в силовом блоке? Генпрокурор Ирина Венедиктова по этой идее идет руководить Минюстом, ее заменяет Иван Баканов (сейчас — СБУ).

— Это была попытка определенных сил в ОП получить управление силовой вертикалью. Ведь в нынешнем “пасьянсе” это означало бы и влияние на ГБР и САП. Но эта схема не сработала. Венедиктова, как мне известно, не писала никакого заявления. И в результате мы получили ситуацию, где конфликт начался между НАБУ и Офисом генпрокурора. Последние заявления со стороны НАБУ настолько резонансны…

— Имеете в виду депутата Александра Юрченко, которому вменяют попытку получить взятку за разработку законопроекта в чьих-то интересах?

— Да, причем эту ситуацию с провокацией взятки изначально вело НАБУ. Это важно. Ведь на их работу есть влияние внешнего фактора. По моим данным, сменились люди, которые принимают решения со стороны Запада по всей нашей вертикали.

— Это вы так зашифровали слово “куратор”?

— Заметьте, это вы сказали, не я. Важнее, почему Артем Сытник решился на спецоперацию. Дело в том, что в середине августа (когда готовилось решение Конституционного суда о незаконности назначения главы НАБУ. — Авт.) Сытник мог реально оказаться “героем вчерашних дней”. И ему надо было срочно показать: “я свой”. Вот и возникла эта история. НАБУ провоцирует взятку, дальше раскручивается это дело. Но сработали-то топорно, как в случае с “одеялом Насирова” — дело может просто развалиться в суде.

— Евросуд по правам человека не признает сам метод провокации взятки.

— И не только этот нюанс. Там даже самого депутата Юрченко сложно привязать к этому делу.

— В недавнем интервью экс-глава ОП Андрей Богдан назвал четыре фамилии вероятных преемников Владимира Зеленского. Это Дмитрий Разумков, Виталий Кличко, Андрей Портнов и Владимир Гройсман. Не очень ли он торопится с прогнозами?

— Он, скорее, озвучивает не столько “кандидатов на царство” (предпосылок для того, чтобы кто-либо из них возглавил страну сейчас, я не вижу), сколько конструкцию условной политсилы, которая могла бы сбалансировать ситуацию в стране. “Два левых, два правых”. И между делом раскрывает планы Гройсмана вернуться в публичную политику, на должность (не самую высокую) в исполнительной власти.

— Кто еще может вернуться в публичную политику из “бывших”?

— Арсений Яценюк. Он будет на “этаж” выше, чем Гройсман.

— Как считаете, ситуация с противостоянием по линии США — Китай будет усугубляться?

— В начале нулевых ВВП Китая и РФ были почти одинаковы. А сегодня у КНР одна из первых экономик мира. Что случилось? Демпартия США и китайская Компартия — дальние родственники, через Прогрессивный альянс входят в структуру всех соц- и социал-демократических партий Европы. И в прежние времена демократы начали накачивать Китай деньгами. И делали это очень успешно, до тех пор, пока на выборах в США не победил Трамп. Вот там и стало понятно: надо что-то делать со стремительно растущим влиянием КНР. Пример: за пару месяцев до того, как ударил Covid-19, китайцы вели переговоры о покупке двух портов в Италии. А на греческие они уже наложили свою руку… и китайцы зависят от европейских технологий, используя ЕС как рынок сбыта. Вот с 2016 года США потихоньку начали ослаблять европейцев посредством Брексита (отсоединение от ЕС Великобритании. — Авт.) и потихоньку ослабляют Китай. Параллельно Трамп хотел сделать так, чтобы КНР и Россия перестали быть стратегическими партнерами. За это Трамп готов был подарить Путину решение проблем, которые американцы сами же для них и создавали.

— Что это за проблемы? Беларусь — одна из них?

— Это набор конфликтов в Средней Азии, на Кавказе и в европейском поясе, в т. ч. в Украине и Беларуси (хоть главную скрипку там играет как раз Британия, а не США). Общения между Путиным и Трампом не получилось, несмотря на то, что у них было достаточно личных встреч. “Ялты-2” не будет. И США продолжат курс на подавление Китая, вне зависимости даже от того, кто станет следующим президентом США.

— Сегодня можно говорить о том, кто станет фаворитом — Байден или Трамп?

— В США рейтинги имеют весьма условное отношение к выборам, ведь там не прямая система выборов. Там выбирают специальные “выборщики”, которым, в свою очередь, делегируют свои голоса жители их округа. На выборах-2016 Хиллари Клинтон получила на миллион голосов больше, но ей это никак не помогло. К началу сентября все открытые опросы дают 3–4% опережения Байдену. Но при этом не учитывается очень важный фактор — “скрытые” трамписты. Это выборщики, которые в жизни не признаются, что голосуют за Трампа. Кстати, в 2016-м именно они подарили Трампу победу. В итоге у него может быть либо равная ситуация, либо небольшой перевес. А учитывая, что в США есть всего 17 штатов, которые голосуют твердо за демократов, ситуация у Байдена не настолько радужная.

— Почему ЕС не может добиться подписания сделки по выходу Британии из своего состава?

— ЕС “проспал” момент, когда можно было заключить более-менее паритетную сделку. Борис Джонсон, который молчал последнее время, резко закусил удила, сорвал сделку. Британия готова что-то компенсировать — и распрощаться. А для ЕС это кризис, потеря до €100 млрд в год. Британцы же, в свою очередь, будут заключать соглашение с США, Канадой и Мексикой, переориентируются на их рынки с европейских. Британская империя планирует вернуться в большую игру!

— Зачем европейцы выстраивают новые экологические барьеры для товаров?

— Это одна из составляющих перехода Европы на новый технологический уклад и новую “водородную” модель экономики. В Германии уже открыто об этом заявили. Учтите, во Франции — новый премьер-министр, Кастекс. Макрон не просто так поменял премьера!

— Что это за модель?

— Это отказ от атомной энергетики, переход на менее экологически вредные, более рентабельные и возобновляемые источники электроэнергии.

— Германия, положим, может себе это позволить. Но ведь Франция очень во многом зависит от АЭС, еще с 90-х годов! (По доле атомной энергетики Франция занимает 1-е место в мире с действующими 56 промышленными ядерными реакторами.)

— С тех пор много чего изменилось. Посмотрите программу Кастекса, на что он выделяет деньги. Все энергосберегающие технологии. Автопрому к 2023 году поставлена задача выпускать в год по полмиллиона чисто электромобилей. И это — начало новой эпохи! Мир движется вперед, а мы наблюдаем, даже не всегда понимая, что происходит.

— Чем завершатся события в Беларуси?

— Заявления Европарламента, действия еврокомиссаров поставили водораздел. Лукашенко в Европу теперь не сможет зайти никак — ни “медленно”, ни “ползком”. И пусть “Беломайдан” был изначально похож на события в Украине 2004 года, задачей его было установить перед Лукашенко “забор”, чтоб он не смог бежать подальше от Москвы.

— Беларусь отходит в сферу влияния РФ?

— Да. По факту это так. Но кто этим недоволен? — Польша и страны Балтии, которые понесут в этом случае конкретные экономические убытки, связанные с транзитом. Кто-то еще и энергетические убытки понесет, кто-то не сможет купировать фактор рабочей силы. Ведь Польша рассчитывала, что, получив безвиз, граждане РБ поедут в Польшу на заработки. А Лукашенко фактически удержал власть. Кстати, у них в Беларуси сейчас проходят совместные учения. Лукашенко закрыл границу. Фактически русские танки уже стоят в Бресте. Игорь Коломойский несколько лет назад сказал: “Пройдет время, и русские танки окажутся под Варшавой”. И вот. От Бреста до Варшавы — 140 км.

— Зачем это делается?

— Это русские так провели “красные линии”. Брест для них — это “красная линия”, и граница между РФ и Западом теперь проходит по Бугу. Для них это традиционная линия противостояния с Западом.

Читайте также:

  • Сдался без боя. Посадят ли Турчинова за Крым
  • Мэрский бунт: кто и как выступает против центра
  • Сезон отставок: что будет с Кабмином и усидит ли Ермак

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *