Третья годовщина смертельной аварии на Сумской. Как рассматривали дело Зайцевой и Дронова, – ФОТО, ВИДЕО

Аналитика

Как проходил судебный процесс в деле об аварии на улице Сумской и что известно на сегодняшний день.

18 октября исполняется три года со дня жуткой аварии на улице Сумской, которая унесла жизни шести людей. Тогда водители Геннадий Дронов и Алена Зайцева на своих авто столкнулись между собой, в результате чего машина последней «вылетела» в толпу людей. Приговор виновникам ДТП вынесен и сейчас они отбывают наказание в исправительных учреждениях. Однако судебный процесс был крайне трудным и затяжным.

Редакция 057 в годовщину трагедии вспоминает, что произошло в тот злополучный день и как рассматривалось дело Зайцевой и Дронова в суде. Также мы пообщались с адвокатами виновных и потерпевших, чтобы узнать, насколько справедливым оказался приговор для двух водителей, могут ли Зайцева и Дронов выйти раньше срока и как проходит процесс выплаты компенсаций пострадавшим в аварии.

Арест Зайцевой и Дронова

18 октября 2017 года на улице Сумской столкнулись внедорожники «Volkswagen Touareg» 49-летнего Геннадия Дронова и «Lexus» 20-летней Алены Зайцевой. От удара автомобиль девушки «вылетел» в толпу пешеходов, которые ждали зеленого сигнала светофора на пешеходном переходе. В результате аварии на месте погибли пять человек и еще – шесть получили травмы различной степени тяжести. Позднее в одной из харьковских больниц скончалась девушка, став шестой жертвой аварии.

На месте ДТП полицейские сразу задержали Алену Зайцеву. У нее были отобраны образцы крови и мочи. Их отправили на экспертизу для выявления возможного алкогольного или наркотического опьянения.

На тот момент действующий начальник Главного управления Национальной полиции в Харьковской области Олег Бех сообщил, что, согласно предварительным данным, «20-летняя девушка-водитель, проезжая на запрещенный сигнал светофора, придавала на педаль газа и выехала на перекресток, где и произошло столкновение с автомобилем «Volkswagen Toureg». По информации полиции, Зайцеву уже шесть раз штрафовали за нарушение правил дорожного движения.

На следующий день после аварии прокуратура сообщила Алене Зайцевой о подозрении и уже 20 октября в Киевском районном суде ей избирали меру пресечения. Во время судебного заседания прокурор сообщил, что по результатам экспертизы «в крови водителя «Lexus» выявили опиаты».

«Она нарушила правила дорожного движения, что привело к гибели людей. Подозреваемая своевременно не приняла мер для остановки своего транспорта», – заявила сторона обвинения.

Зайцева утверждала, что беспокоится о пострадавших людях, но признавать себя виновной отказалась.

«Это единственное, что я хочу сказать. Надеюсь, что семьи пострадавших и погибших разрешат, чтобы мои родители оказали им помощь. Все мои мысли только об этом», – говорила водитель внедорожника «Lexus».

Суд удовлетворил ходатайство прокуратуры и арестовал Алену Зайцеву на 60 суток без права внесения залога.

Изначально Геннадий Дронов в этом уголовном процессе проходил в качестве свидетеля и даже требовал себя признать потерпевшим, но 6 ноября прокуратура сообщила водителю автомобиля «Volkswagen Toureg» о подозрении. Ему вменяли нарушение правил дорожного движения, а именно – проезд на желтый сигнал светофора.

Спустя два дня Геннадию Дронову в Киевском районном суде избирали меру пресечения. Сторона обвинения утверждала, что Дронов остановился на красный сигнал и самоуверенно начал движение на желтый сигнал светофора.

«Не удостоверился, что на перекрестке никого нет. Он не заметил другую машину и не предпринял меры по торможению, чем нарушил правила ПДД», – подчеркнул прокурор.

Во время суда Дронов не признал своей вины в случившемся ДТП. Однако суд удовлетворил ходатайство прокуратуры и арестовал водителя авто «Volkswagen Toureg» на 42 дня без права внесения залога.

С тех пор были опрошены десятки свидетелей, проведены различные экспертизы и следственные эксперименты, а водителей авто «Lexus» и «Volkswagen Toureg» вновь оставили под стражей. Так, 13 декабря 2017 года на заседаниях по продлению меры пресечения Дронову стало плохо и ему пришлось вызывать скорую помощь, а Зайцева впервые признала свою вину.

«Я никогда больше не сяду за руль. Я не хотела, чтобы так произошло. Простите, пожалуйста. Еще хочу добавить: я знаю, что все считают, что я – наркоманка. Я не хочу, чтобы, в первую очередь, потерпевшие считали, что виновница ДТП – наркоманка. Я не наркоманка, Я никогда не употребляла наркотики. Для меня это опасно из-за моей травмы. Если что-то из наркотических средств я приму, для меня это может быть смертельным исходом. Я признаю свою вину. Я готова нести ответственность и готова понести наказание, которое даст мне суд», – уверяла водитель внедорожника «Lexus».

Допрос свидетелей и обвиняемых в суде

3 февраля 2018 года областная прокуратура закончила досудебное расследование и направила в Киевский районный суд обвинительный акт относительно Алены Зайцевой и Геннадия Дронова по факту нарушения правил безопасности дорожного движения, повлекшего гибель людей (ч. 3 ст. 286 УК Украины).

В ходе досудебного расследования силовики установили, что Зайцева и Дронов нарушили правила дорожного движения. Это привело к гибели шести человек и получению травм разной степени у еще шести человек.

«Водитель автомобиля «Volkswagen Touareg», выехавший на перекресток с нарушением ПДД, столкнулся с автомобилем «Lexus», который двигался на запрещающий сигнал светофора и с превышением разрешенной в населенных пунктах скорости. В результате столкновения «Lexus» выехал на тротуар, где сбил пешеходов. Максимальная санкция статьи предусматривает 10 лет лишения свободы», – говорилось в сообщении прокуратуры Харьковской области.

19 февраля в Киевском районном суде начали рассматривать дело о смертельной аварии на улице Сумской по сути. В тот день Алена Зайцева и Геннадий Дронов были немногословны, отказавшись от каких-либо комментариев представителям СМИ.

На следующих заседаниях в суде допрашивали пострадавших в результате аварии. Они рассказали, что от матери Зайцевой им поступали на счет 50 тысяч гривен компенсации, но пострадавших лично никто не навещал и не приносил каких-либо извинений. В результате далеко не все из них согласились на подобную помощь. Родственники погибших рассказывали, что жертвы ДТП получили страшные увечья.

Во время одного из мартовских заседаний также была допрошена пассажирка автомобиля «Lexus» Марина Ковалева. Девушка рассказала, что «горел мигающий зеленый сигнал светофора и потом начал двигаться автомобиль «Volkswagen Touareg».

«Алена начала сигналить, но он только набирал скорость. Она пыталась повернуть руль вправо, чтобы избежать столкновения. Алена упала на меня и уже в неуправляемом состоянии «вылетела» на тротуар. Потом нас повезли на Маяковского. Там к нам подходил Дронов и говорил: «Дайте, я на вас гляну, кто вы такие» Потом я лежала в больнице. Мама Алены посещала меня, оказывала помощь. Со стороны Дронова никакой помощи не было», – утверждала Марина Ковалева.

13 марта в Киевском районном суде стороны допрашивали уже саму Алену Зайцеву, которая рассказала о моменте ДТП и в очередной раз полностью признала свою вину.

«Готова нести ответственность за то, что я совершила. Я помню не все, наверное, из-за шока и удара головой, но то, что написано в обвинительном акте помню. В 20:40 двигалась по улице Сумской на автомобиле «Lexus», рядом со мной была пассажир. Приближаясь к перекрестку по ходу моего движения начал мигать зеленый, а потом загорелся желтый. Я поняла, что не успею остановиться и продолжила ехать, не сбавляя скорость. Я видела, что на перекрестке стоят машины. Когда мне загорелся желтый свет, начал двигаться автомобиль «Volkswagen». Он начал двигаться, я подала звуковой сигнал и держала его вплоть до столкновения. В момент удара я резко дала по тормозу и рулила вправо, я пыталась делать все, чтобы предотвратить столкновение. После того, как меня протаранил «Volkswagen», мой автомобиль наклонило, меня вынесло на пассажирское сидение, и я уже не управляла машиной после столкновения. Я уже ничего не могла сделать, чтобы авто не вынесло на тротуар», – уверяла Зайцева.

Затем начался допрос свидетелей ДТП. В большинстве своем свидетели указывали на то, что после аварии Зайцева и Дронов находились в шоковом состоянии, а признаков алкогольного или наркотического опьянения у них не было. Также некоторые из допрашиваемых утверждали, что Дронов начал свое движения на зеленый сигнал светофора и перед аварией было слышен продолжительный звуковой сигнал.

На заседании суда 12 апреля была допрошена пассажирка автомобиля «Volkswagen Touareg» Ирина Рафикова. Женщина утверждала, что они с Геннадием Дроновым подъехали к перекрестку, не доезжая до улицы Сумской, и остановились. По словам Рафиковой, она не помнит, какой горел сигнал светофора, так как в тот момент «лазила» в телефоне.

«Когда тронулись, я подняла голову и увидела возле «Пузатой хаты» зеленый сигнал. Боковым зрением я увидела, как на нас справа летит машина. Это были считанные секунды. Наркотического или алкогольного опьянения у Дронова не заметила», – уверяла свидетельница.

В отличие от Зайцевой Геннадий Дронов отказался давать показания и после заседания, которое состоялась 24 апреля, суд перешел к изучению материалов дела.

Рассмотрение вещественных доказательств и экспертиз в суде

17 мая в Киевском районном суде начали изучать выводы экспертиз с камер видеонаблюдения, на которых виден момент аварии. По словам стороны обвинения, видеозаписи доказали, что и Алена Зайцева, и Геннадий Дронов нарушили ПДД.

«На видеозаписи видно, где располагались автомобили, на какой сигнал светофора они двигались. Оба имели возможность увидеть друг друга и избежать столкновения. Установлено, что в момент столкновения Зайцева выехала на «красный» сигнал светофора, а Дронов начал движение на «желтый»», – отмечал прокурор Игорь Омельченко.

Однако во время заседания экспертам не удалось установить скорость, с которой двигались обвиняемые.

В конце мая состоялось еще одно судебное заседание, на котором выяснилось, что у Алены Зайцевой в момент аварии не было водительских прав. Отвечать на уточняющие вопросы журналистов по этому поводу она отказалась.

3 июля в Киевском районном суде допрашивали автомеханика внедорожника «Lexus» Константина Кузнецова. Он рассказал, что скорость автомобиля Алены Зайцевой составила 102 км/час. И адвокат Геннадия Дронова Сергей Перепелица заявил, что озвученные автомехаником данные не были учтены при рассмотрении дела. Но сторона обвинения парировала доводы Перепелицы и уведомила, что в документе есть скорость 102 км/час, но в показаниях свидетель не может сказать, в какой именно момент автомобиль «Lexus» двигался с этой скоростью.

«Именно поэтому 102 км/час не указаны в обвинительном акте. Все участники процесса были с ним ознакомлены. Автомеханик новых доказательств не предоставил и на ход суда не повлиял», – утверждали в прокуратуре.

На заседании суда 24 июля эксперт по транспортным исследованиям Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени М. С. Бокариуса Виталий Варлахов сообщил, что «Lexus» не мог затормозить вовремя.

«Использовалась скорость в пределах 65-120 километров в час. При скорости 103-106 километров в час Дронов и Зайцева могли избежать ДТП. Минимальное расстояние авто «Lexus» при зеленом сигнале было не более 38 метров от дорожной разметки. Остановка была невозможна», – подчеркнул эксперт.

Одним из наиболее загадочных событий в рассмотрении дела о ДТП на улице Сумской стало «исчезновение» врача-нарколога Елены Федирко. Она брала анализы у Зацевой сразу после трагедии и обнаружила опиаты в ее крови. Федирко была вызвана в суд в качестве свидетеля еще 3 июля. Однако 11 сентября полиция не смогла доставить ее в зал судебного заседания, поскольку женщина выехала на оккупированную территорию Донецкой области. Такой поворот событий породил немало догадок, связанных с якобы давлением на врача-нарколога со стороны семьи Зайцевых.

В начале октября на очередном судебном заседании свидетельствовал водитель авто «Volkswagen Touareg» Геннадий Дронов. Обвиняемый не признал своей вины в произошедшей трагедии.

«Сигнала автомобиля «Lexus» не слышал. Ехал примерно со скоростью 40 км/ч. Я проехал и остановился перед перекрестком, а стоп-линии не было. Микроавтобус стоял ближе к пересечению перекрестка. Перед тем, как двигаться я посмотрел вправо. Увидел фары «Lexus», они были далеко. Микроавтобус начал движение, по-моему, на желтый сигнал светофора. Я выехал на улицу Сумскую, когда загорелся разрешающий сигнал светофора. Смотрел влево и прямо. Я не смог отреагировать и не понял, кто в меня врезался», – уверял Дронов.

13 ноября в Киевском районном суде рассматривали дополнительную автотехническую экспертизу, в которой есть схематическое изображение внедорожника «Volkswagen Touareg» на перекрестке. Согласно выводам экспертов Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени М. С. Бокариуса, автомобиль заехал за стоп-линию передней частью. Адвокат Дронова Сергей Перепелица потребовал отвода экспертов, поскольку они «не ответили на основные вопросы и в экспертизах были допущены ошибки».

«Ни одна экспертиза не определила скорость авто. Также эксперты не смогли объяснить, из скольких дорог состоит перекресток. Вдобавок они упустили факт назначения дублирующего светофора. Непонятным образом установлено, что «Volkswagen» заехал передней частью за стоп-линию. Эксперты должны объяснить, как они нарисовали схему, поскольку видно, что «Volkswagen» линию не пересекает. Также не было пояснений про дорожную разметку. Прошу отвода судебных экспертов. Никто из участников не должен догадываться, как изобразили границы перекрестка. Нет ни величин, ни пояснений. Это не вывод эксперта, а его попытка исправить свои ошибки и сказать, что авто находилось в пределах перекрестка», – утверждал Сергей Перепелица.

Через неделю в суде были заслушаны эксперты, проводившие эту экспертизу. Они сообщили, что имеют необходимые знания и проводили экспертизу в пределах своей компетенции. Адвокат Зайцевой Юлия Козырь заявила о достаточной квалификации экспертов, а вот Сергей Перепелица и представительница защиты пострадавших в ДТП Лариса Матвеева требовали их отвода, так как «экспертизы провели с нарушением норм».

Эксперт по транспортным исследованиям Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени М. С. Бокариуса Виталий Варлахов подчеркнул, что установить скорость авто «Lexus» невозможно во время автотехнических исследований.

«Исследовали при условии, что автомобиль двигался 65 км/час. Действия обвиняемых не соответствуют ПДД. Независимо от скорости «Lexus», скорость другого авто не соответствовала нормам движения. Вопрос о границах перекрестка не ставился. Его поставили позже. Они позже ближнюю границу перекрестка рисовали. Нужно было указать границы, нарисовать их. Границы перекрестка рисовали согласно видеозаписи», – сказал Варлахов.

В итоге Киевский районный суд отказал адвокату Сергею Перепелице в ходатайстве об отводе экспертов, аргументировав это тем, что они дали информацию насчет достаточности своей квалификации.

4 декабря судом была назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза, которая должна была поставить точку в вопросе – находилась ли Алена Зайцева в состоянии наркотического или алкогольного опьянения на момент аварии.

Лишь 6 января 2019 года благодаря экспертному исследованию Харьковского областного бюро судебно-медицинской экспертизы стало окончательно известно, что на момент аварии Зайцева не находилась под воздействием наркотических средств.

«В моче обнаружены фенобарбитал, кодеин и метаболиты анальгина, из которых кодеин может быть лекарственным средством или частью комбинированного лекарственного препарата. Отсутствие в данном примере мочи морфина, минорных алкалоидов, опия и меконовой кислоты исключает отнесение выявленного кодеина к наркотическим средствам растительного происхождения. Также в ходе досудебного расследования в следственном изоляторе осмотрели Алену Зайцеву с целью выявить на ее теле следы от инъекций или других следов, свидетельствующих об употреблении наркотиков. В результате осмотра никаких следов инъекций и других следов, которые бы говорили об употреблении подозреваемой наркотических средств, эксперты не установили», – сообщили в полиции.

22 января спустя полгода после своего «таинственного исчезновения» на судебном заседании все-таки появилась врач-нарколог Елена Федирко. Женщина утверждала, что на протяжении трех месяцев была дома.

«Никаких повесток не приходило. У следователя и начальника был мой телефон, но никто не звонил. Уволилась с места работы по личным причинам еще в марте. Затем выехала за город. По телевизору не видела, что меня искали. Зайцевы со мной не связывались. Ранее с обвиняемыми и потерпевшими знакома не была», – отметила врач-нарколог.

Елена Федирко заявила, что Алена Зайцева не находилась в состоянии алкогольного и наркотического опьянения.

«Факт употребления опиатов установлен, но это не свидетельствует об употреблении наркотиков. Я была склонна к тому, что у нее черепно-мозговая травма. Чтобы говорить о наркотическом опьянении, нужно, чтобы внешние признаки совпадали с результатами анализов», – сказала женщина.

Затем состоялось еще несколько судебных заседаний, на которых допрашивали экспертов Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз имени М. С. Бокариуса и спорили насчет их компетентности.

Судебный процесс начал близиться к своему финалу и 6 февраля между сторонами начались дебаты. В конце заседания прокуратура попросила признать виновными и назначить максимальное наказание в виде 10 лет лишения свободы для Алены Зайцевой и Геннадия Дронова.

«Адвокаты потерпевших хотят справедливого приговора. У многих позиция на счет Зайцевой совпадает с позицией прокуратуры – максимальное наказание. На счет Дронова позиции разошлись, но все потерпевшие согласны с прокуратурой, что вина обоих доказана полностью и кроме справедливого решения ни потерпевшие, ни прокуроры ничего не признают», – говорили в прокуратуре.

19 февраля состоялось финальное заседание суда перед вынесением приговора. Стороны продолжили судебные дебаты, а обвиняемые выступили с последним словом. Алена Зайцева заявила, что признает все пункты нарушений ПДД, которые ей инкриминируются в обвинительном акте.

«Я чувствую свою вину. Конечно же, никогда не сяду больше за руль, об этом речи быть не может. Я действительно искренне раскаиваюсь, именно поэтому признаю все иски. И буду стараться с семьей погасить их по мере своих возможностей. Я готова отвечать и понести наказание, которое мне назначит суд», – уверяла девушка.

А вот водитель автомобиля «Volkswagen Touareg» Геннадий Дронов свою вину в очередной раз не признал.

«Да, я не признал вины в том, что произошло. Своей вины в наступлении этого ужаса, но я осознаю свое участие в этом и раскаиваюсь. Я не единожды просил прощения и в суде, и в камере, перед Богом. Я каждый день прошу прощения, бесчисленное количество раз. Я прошу сейчас: «Простите меня». За то, что я оказался на том перекрестке, за то, что был, как и все остальные, за то, что начал это движение вместе с другими автомобилями. За то, что в те секунды не осознал, что происходит. Простите», – обратился ко всем Дронов.

Приговор

И вот 26 февраля 2019 года настал «день Икс». Именно тогда судья Виктор Попрас зачитал приговор Алене Зайцевой и Геннадию Дронову. Обоим водителям Киевский районный суд назначил наказание в виде 10 лет лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 3 года. Также виновные должны выплатить потерпевшим около восьми миллионов гривен в виде компенсации.

Однако ни Зайцева, ни Дронов не согласились с приговором и подали апелляцию на решение Киевского районного суда. При этом Алена Зайцева наняла себе нового защитника в лице адвоката Юлии Плетневой, а интересы Геннадия Дронова продолжил представлять Сергей Перепелица. Самое интересное заключается в том, что в апелляции защита Зайцевой попросила полностью отменить приговор и назначить пять лет условно с лишением права управлять транспортом на 2 года. Вдобавок было выдвинуто требование перераспределить выплаты по гражданским искам потерпевшим – 70% для Геннадия Дронова и 30% для Алены Зайцевой.

14 августа в Харьковском апелляционном суде стороны вновь собрались, а виновные получили возможность обжаловать свой приговор. Во время заседания адвокат Дронова Сергей Перепелица просил оправдать своего подзащитного и закрыть уголовное производство. Как утверждал Перепелица, предоставленными в суде первой инстанции доказательствами Геннадия Дронова невозможно признать виновным в инкриминируемых правонарушениях.

«Мы обжалуем именно экспертизы, их противоречивость, невозможность экспертов ответить на конкретные вопросы стороны защиты. Также речь идет о том, что суд вообще не предоставил оправдывающим Дронова доказательствам оценки и не обратил на это внимание в своем приговоре. Не установлены поочередности совершения нарушений ПДД, в чем они заключались, какая скорость автомобилей», – сказал Перепелица.

В свою очередь адвокат Зайцевой Юлия Плетнева изменила апелляционную жалобу и теперь просила не отменить, а смягчить приговор суда первой инстанции. Она ходатайствовала, чтобы вместо 10 лет лишения свободы с лишением права управлять транспортом на срок до 3 лет Алене Зайцевой назначили до 5 лет лишения свободы с испытательным сроком и лишением права управлять авто на срок до 2 лет. По словам Плетневой, суд первой инстанции допустил отсутствие конкретики.

«Из текста выходит, что Дронов не убавил скорость. По обстоятельствам, Дронов протаранил автомобиль, после чего машину Зайцевой вынесло на тротуар. Действовал режим непреодолимой силы. Зайцева не имела возможности остановить авто. Ее вина заключалась в превышении скорости. Зайцева строго соответствовала пунктам ПДД после столкновения. Если бы Дронов пропустил ее, никто бы не пострадал. Суд вынес приговор, только учитывая общественный резонанс дела», – уверяла адвокат Зайцевой.

Однако доказательства защиты Дронова и Зайцевой оказались неубедительными, в результате чего Харьковский апелляционный суд не удовлетворил обе жалобы и оставил приговор в силе. Изменения коснулись лишь пункта об удовлетворении гражданских исков со стороны Зайцевой. По постановлению судьи Владимира Протасова, вместо 30%, которые должна возместить Зайцева, и 70% со стороны Дронова обвиняемые должны будут заплатить сумму 50 на 50.

После решения Харьковского апелляционного суда Геннадия Дронова отправили отбывать наказание в Крюковскую исправительную колонию №29 (Полтавская область). Эта колония имеет минимальный уровень безопасности с облегченными условиями содержания для мужчин, осужденных за умышленные преступления, а также впервые осужденных за преступления, совершенные по неосторожности. В то же время Алену Зайцеву этапировали в Покровский исправительный центр №79. Он предназначен для содержания женщин, осужденных к ограничению свободы, с сектором минимального уровня безопасности и с облегченными условиями содержания, осужденных к лишению свободы на определенный срок.

Защита виновных не сдалась и попробовала оспорить приговор в Верховном Суде. Однако 3 апреля 2020 года коллегия судей Третьей судебной палаты Кассационного уголовного суда в составе Верховного суда оставила без удовлетворения кассационные жалобы адвокатов Алены Зайцевой и Геннадия Дронова. Виновные окончательно потеряли возможность оспорить свои приговоры и сейчас отбывают положенное наказание.

Но уже совсем скоро фамилии виновных в ДТП на улице Сумской вновь оказались «на первых полосах СМИ». Так, в июне текущего года появилась информация о том, что двое пострадавших в аварии получили от Алены Зайцевой первую компенсацию в размере 31 гривны 67 копеек. А вот каких-либо данных о выплатах компенсаций Дроновым не появлялось и вовсе. Все это сильно возмутило общественность и приобрело определенный резонанс. Для прояснения сложившейся ситуации с выплатами и еще нескольких вопросов редакция 057 связалась с адвокатом Зайцевой Юлией Плетневой, адвокатом Дронова Сергеем Перепелицей и адвокатом пострадавших в ДТП Ларисой Матвеевой.

Что говорит защита Зайцевой и Дронова

Адвокат Юлия Плетнева отказалась давать какие-либо комментарии. Она сослалась на то, что больше не представляет интересы Алены Зайцевой.

В свою очередь Сергей Перепелица заявил, что приговор для Геннадия Дронова считает несправедливым.

«Позиция не изменилась в силу того, что доказательная база, которая была предъявлена стороной обвинения, неправильная. Обвинение было сформулировано неправильно. Экспертизы проведены с грубейшими нарушениями. Не были установлены все величины ДТП такие, как скорость и так далее. Сколько уже прошло времени и на сегодняшний день никто не знает, с какой скоростью двигались Зайцева и Дронов. Как мы говорили на стадиях досудебного расследования и судебного рассмотрения – необходимы комплексные экспертизы. Но, к сожалению, никто к этому не прислушался», – отметил Сергей Перепелица.

По словам адвоката, Геннадий Дронов может выйти на свободу раньше предусмотренного срока благодаря процедуре условно-досрочного освобождения.

«Но это рассматривается в индивидуальном порядке. Все будет зависеть от его поведения, поощрений, отсутствия взысканий и работы. То есть человек должен соблюдать все условия отбывания наказания. Если действительно будет видно, что он стал на путь исправления, то администрация исправительного учреждения может принять решение о подаче документов на УДО. Тогда такой вариант освобождения возможен», – говорит адвокат

Сергей Перепелица также прокомментировал информацию о том, что Геннадий Дронов не выплачивает компенсацию пострадавшим в ДТП.

«Есть открытое исполнительное производство по взысканию этой суммы. Как было установлено на стадии судебного рассмотрения у Дронова нет имущества, которым можно было покрыть заявленные и удовлетворенные гражданские иски. И тут уже все зависит от исполнителей, каким-образом будут взыскиваться эти деньги. Если Геннадий Дронов работает, то у него автоматически с заработной платы должен взыматься определенный процент на погашение этих долгов», – утверждает Перепелица.

Что говорит защита пострадавших в ДТП

Лариса Матвеева отметила, что 10 лет лишения свободы – это максимальная ответственность по данному преступлению.

«Поэтому приговор мы считаем справедливым. При вынесении приговора судами всех инстанций были исследованы все доказательства в полном объеме. Их было достаточно для вынесения обвинительного приговора. Мне кажется необоснованным сейчас говорить о том, что вдруг появятся какие-то дополнительные данные или доказательства. Хотя чисто теоритически мы не исключаем такую возможность. Пока мне не известно, чтобы стороны защиты Зайцевой или Дронова предпринимали какие-то действия, направленные на изменения сложившейся ситуации. Но при необходимости будем на это реагировать», – говорит адвокат.

По словам Ларисы Матвеевой, на сегодняшний день виновные в ДТП не возместили причиненный вред пострадавшим.

«Как происходит возмещение причиненного вреда? Объективно у Зайцевой и Дронова нет имущества для взыскания компенсации потерпевшим. Поэтому взыскание будет зависеть от того, будут ли они получать какие-то доходы или нет. Но по разным причинам они не хотят работать. Может это моральная или принципиальная причина, а может связано со здоровьем. У нас объективно нет возможности проконтролировать, каким образом они работают или не работают. Мы все-таки пытаемся получить информацию об этом и подали прямой запрос в исправительный центр. Однако в предоставлении такой информации нам отказали. Поэтому мы можем действовать только через исполнительные службы, что собственно и делаем. Это долгая дорога, но мы ее все равно пройдем», – подчеркнула Матвеева.

Путь к «восстановлению справедливости» в деле Зайцевой и Дронова оказался не менее долгим для всех. Но даже спустя время после вынесения приговора стороны продолжают твердо верить свою правоту, а новости с фамилиями виновных – вызывать резонанс среди общественности. К сожалению, пострадавшие в аварии, кроме приговора для виновников, пока ничего не получили. Да и вряд ли денежная компенсация сможет как-то унять боль от потери близких людей. Поэтому остается лишь надеяться, что эта трагедия станет уроком для всех, кто пренебрегает правилами дорожного движения и легкомысленно относится к опасностям на дороге.

Напомним, что редакция 057 разбиралась, есть ли «зрада» в последних решениях Владимира Зеленского и Офиса президента. Подробнее об этом читайте здесь.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *