Новый поворот в деле Журавеля: Почему Хомчак пытается переложить вину на погибших

Через полгода после трагической гибели сержанта Журавеля и лейтенанта Красногрудя в зоне ООС военное командование снова решило вспомнить о них

Весь мир

Руслан Рудомський

15 января 2021 08:00


Фото: Еспресо TV

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

На днях в интервью “Обозревателю” главнокомандующий ВСУ генерал-полковник Руслан Хомчак неожиданно вернулся к теме трагической гибели украинских военнослужащих в зоне проведения операции Объединенных сил летом 2020 года.

Хомчак заявил, что лейтенант Дмитрий Красногрудь и сержант Ярослав Журавель пошли в разведку под Зайцево по собственной инициативе, не получив от своего военного руководства соответствующих распоряжений и нарушив ряд приказов.

“Начну с того, что всего этого вообще могло не произойти. Был запрет на то, чтобы ходить в “серую зону”. Вообще выходить за свои позиции и лезть туда, где за шесть с половиной лет все нашпиговано минами, где все простреливается. Этот запрет нарушили Красногрудь, Журавель и еще два матроса, которые стояли на наблюдательном посту. Матросам по 20 лет и они со старшими товарищами полезли, куда запрещено”, — сказал Хомчак.

“Давайте разберем по порядку. Четверо находились на наблюдательном посту. И вот они решили уйти. Инициаторами были Красногрудь и Журавель. Они были классными военными, прошли войну, все умели и знали. И вот они пошли вероятно в разведку, хотя им никто не давал никаких распоряжений. Они нарушили все приказы, которые были”, — подчеркнул он.

При этом он отметил, что о вероятных причинах или мотивах таких действий бойцов ему ничего не известно.

“Есть предположение, что они хотели провести разведку, еще что-то. Но мы уже не узнаем, поскольку их среди нас уже нет”, – подытожил главнокомандующий ВСУ, фактически переложив вину за трагедию на пострадавших.

В этом же интервью Хомчак сообщил об открытом уголовном производстве, в ходе которого сейчас расследуются действия эвакуационной группы, которая, по его словам, оставила раненого Журавеля на поле боя и вернувшись назад доложила, что он погиб, когда сержант еще был жив.

По сути, Хомчак переложил ответственность за неудачную операцию по спасению раненого воина на его командира.

“Решение принимает тот, кто отвечает за ту территорию и ту операцию. Так в армии есть и так должно быть, вы понимаете меня. И если кто-то из “диванных воинов” думает, что это президент решил “оставить” военнослужащего — то это не так”, — заявил генерал-полковник.

Как известно, 13 июля террористы “ДНР” под Зайцево, неподалеку от Горловки, устроили засаду для украинской эвакуационной группы, которая под гарантии режима тишины от СММ ОБСЕ пыталась забрать с поля боя тело погибшего бойца Объединенных сил лейтенанта Дмитрия Красногрудя — командира разведывательного взвода из состава 35-й отдельной бригады морской пехоты ВМС ВСУ.

Украинская группа эвакуации в белых касках с опознавательными знаками (что видно по фото, сделанным с дрона) не успела дойти до тела павшего несколько метров, когда враг из засады открыл огонь на поражение из стрелкового оружия. Группа начала отходить, но сержант Ярослав Журавель получил ранения, поэтому военный медик Николай Ильин поспешил ему на помощь. В этот момент боевики, прекрасно осознавая, что перед ними медик, начали обстрел — на этот раз из гранатометов разных систем и крупнокалиберных пулеметов, в результате чего Ильин погиб.

Однако сержант Журавель еще подавал признаки жизни, поэтому украинская сторона несколько раз обращалась через СММ ОБСЕ к пророссийским формированиям с тем, чтобы забрать раненого, который имел соответствующие белые отметки — свидетельство о принадлежности к эвакуационной группе. Впрочем, враг отказывал, и это не позволило вовремя провести поиски и эвакуацию. В итоге раненый военнослужащий не получил своевременной медицинской помощи, истек кровью и умер.

Читайте также: Итоги года: Пять главных военных событий в Украине

Тот случай изрядно всколыхнул патриотически настроенную общественность, которая обвинила в трагедии бездействие военного руководства государства, в частности, верховного главнокомандующего Владимира Зеленского. 28 июля под стенами Офиса президента даже собрался массовый митинг, на котором отец погибшего Ярослава Журавеля, Сергей, проклял президента Зеленского “и все отродье вокруг”.

Но и на том дело не завершилось. Сергей Журавель обратился в суд с требованием наказать верховного главнокомандующего Владимира Зеленского за бездействие, которое привело к гибели его сына.

По словам отца, перед этим он обращался в Государственное бюро расследований (ГБР) и Офис генпрокурора с требованием открыть производство, однако из обоих ведомств получил “отписки”. Тогда он обратился в Печерский и Шевченковский райсуды Киева.

И 23 декабря 2020 года Печерский районный суд Киева удовлетворил это требование, обязав ГБР открыть производство относительно верховного главнокомандующего Владимира Зеленского.

На первый взгляд данное интервью Хомчака выглядит попыткой отвести удар от президента, сместив акценты на другое. Во время разговора главнокомандующий ВСУ не раз подчеркнул, что если бы Красногрудь и Журавель самовольно не пошли в разведку, трагедии бы не произошло.

Версия Хомчака имеет право на существование. В зоне ООС бойцы действительно самовольно ходят в разведку — по собственной инициативе. Не часто, но такое бывает.

Но также бывают и другие случаи — когда командиры на местах отправляют бойцов в разведку устными приказами, так сказать, неофициально. Особенно во время так называемых “режимов тишины”, когда разведка официально запрещена. И тогда если что-то случается, все выглядит именно так, как сейчас описывает Хомчак.

Как было в случае с Журавелем — мы уже не узнаем. Будут только версии.

Следует признать, что как бы ни было на самом деле, а именно озвученная Хомчаком версия является наиболее удобной для Генштаба, ведь она снимает ответственность с высокого командования и ее невозможно опровергнуть — все непосредственные участники тех событий, которых обвиняют в трагедии, погибли. Как пел Владимир Высоцкий: “И кто кого переживёт, тот и докажет, кто был прав, когда припрут”.

И еще один важный вопрос остается без ответа: почему эту версию не сообщили сразу после того, как произошла трагедия? Из-за провала коммуникации, или потому, что ее придумали совсем недавно? К сожалению, на подобные вопросы ответы не получаются никогда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *