Новый истребитель для Украины: Почему в ВСУ не могут определиться между американским F-16 и шведским JAS-39

Промедление с реформой боевой авиации ВСУ не может длиться вечно — выбор поставщика реактивных истребителей все равно придется делать

Руслан Рудомский
Журналист отдела «Война»

Весь мир

17 февраля 2021 09:00

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

В последнее время тема украинской боевой авиации снова вышла на повестку дня, ведь крайний срок эксплуатации имеющихся у нас советских реактивных истребителей и штурмовиков подходит к концу в 2025 году. А учитывая то, что от заказа до поставки пройдет определенное время, плюс несколько лет периода необходимого обучения как летного состава, так и обслуживающего персонала, то получается, что определяться с заменой нужно уже сейчас.

Так вот, буквально на днях “Украинский милитаристский портал” обнародовал результаты методического подхода определения потенциального истребителя для тактической авиации. Авторами этого методического подхода являются действующий командующий Воздушных сил ВСУ Сергей Дроздов, а также ученые Харьковского национального университета Воздушных сил: доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Алексей Леонтьев и кандидат технических наук, старший научный сотрудник Михаил Науменко.

Как определяли наиболее оптимальную марку самолета

Ими были проанализированы потенциальные многоцелевые истребители: американские F-16E и F-35A, евросоюзовский EF-2000, французский Rafale и шведский JAS-39, которые сравнивались по цене, стоимости эксплуатации и коэффициенту боевого применения.

Коэффициент боевого применения рассчитывался согласно эквиваленту применения по воздушным целям самолетов-эталонов типа МиГ-29 (истребитель), и по наземным целям самолетов-эталонов типа Су-24М (штурмовик).

Впоследствии оценили необходимую численность в соответствии с их коэффициентами и расписали закупки на три этапа:

– закупка 12 бортов;

– закупка 24 бортов;

– закупка 40-60 бортов — в зависимости от количества по эквиваленту применения.

Эквивалент применения считали в отношении:

– 120 боевых самолетов-эталонов типа МиГ-29 по воздушным целям;

– 40 боевых самолетов-эталонов типа Су-24М по наземным целям;

– 70 боевых самолетов-эталонов МиГ-29 по воздушным целям.

В итоге авторы методического подхода пришли к выводу, что наиболее экономически целесообразным вариантом является приобретение JAS-39, которых нужно приобрести в количестве 96 единиц, а стоимость составит 6,8568 млрд долларов США.

Как известно, JAS-39 Gripen — это многоцелевой истребитель четвертого поколения, который разработан и производится шведской фирмой Saab. Он хоть формально и принадлежит к классу истребителей, однако разрабатывался как универсальный многоцелевой самолет и по факту может использоваться для различных целей. Собственно, аббревиатура JAS расшифровывалось, как Jakt (истребитель), Attack (штурмовик), Spaning (разведчик).

Читайте также: Новый истребитель для Украины: Чем нам выгоден шведский JAS 39 Gripen

Что не учли

Но здесь стоит отметить, что использованная методология определения потенциального самолета не дает понимания определения коэффициентов боевого потенциала представленных типов самолетов, ведь фактически они являются носителями почти одинаковых типов вооружения.

Проще говоря, по этой методологии определили самый дешевый самолет, а не самый лучший. Тогда как в современном мире отнюдь не цена является определяющим фактором при выборе реактивных истребителей. На первый план почти всегда выходят геополитические факторы, а также потенциальное использование этих самолетов.

И здесь надо учитывать, что Украина сейчас находится в состоянии войны с врагом, который превосходит нас численностью своей армии. Поэтому единственный шанс на успех в этой войне заключается для нас в получении технологического превосходства. Проще говоря, Воздушные силы ВСУ нуждаются в таких самолетах, которые имели бы преимущество в воздушном бою с российскими самолетами (преимущественно МиГ-29 и Cу-27). И тут начинается самое интересное.

Разработчики JAS-39 Gripen уверяют, что он создавался специально для противодействия российским истребителям Cу-27 — мощным российским истребителям серийного производства того времени. И это утверждение действительно имеет смысл. Но не все так просто.

Сторонники JAS-39 апеллируют к опубликованному Китаем в ноябре 2020 года детальному отчету о результатах китайско-тайских маневров 2015 года, во время которых произошли имитационные бои между тайскими истребителями JAS-39C/D Gripen и китайскими Su-27SK (экспортная версия Су 27). Из этого отчета следует, что самолеты шведского производства достигли огромного преимущества над своими российскими (точнее, еще советскими) оппонентами.

В частности, во время учений в 2015 году самолеты обеих стран столкнулись друг с другом на расстоянии больше визуальной дальности. В этих условиях JAS-39C/D удалось достичь 41 “эффективного поражения” противника, а китайским пилотам Su-27SK только девять. Во время имитационных боев на расстоянии 50 км и больше пилоты JAS-39C/D получили 10 побед, а Su-27SK — ни одной. Но наибольшей эффективности шведские истребители достигли на расстоянии 30 км и больше, когда соотношение результативных выстрелов составило 88%. Китайцы на этом расстоянии достигли лишь 14%, то есть только один из семи выстрелов попадал в цель.

Авторы отчета объясняют такой результат более современным (и, как следствие, более мощным) вооружением и радио-локационным оборудованием JAS-39C/D по сравнению с Su-27SK.

Правда, во время близких воздушных боев (в поле зрения друг друга) были другие результаты: китайцам на Su-27SK удалось сбить 25 самолетов JAS-39C/D с потерей одной своей машины. Здесь сыграла роль гораздо более мощная силовая установка самолетов российского производства.

Противники же JAS-39 Gripen апеллируют к статье на американском специализированном портале Militarywatchmagazine, в которой отмечается, что JAS-39 действительно имеет преимущество над базовой версией Су-27 разработки 1980-х годов, однако бессилен против современных российских модификаций, как Су-27СМ2/СМ3.

Это объясняется тем, что по своим летным и боевым характеристикам JAS-39 относится к классу легких истребителей и находится в одной нише с российскими МиГ-29/35 и американскими F-16, тогда как весь модельный ряд Су-шек — это тяжелые всепогодные истребители.

Чем это грозит

И здесь возникает вопрос: подходят ли Украине боевые самолеты, которые априори не способны противостоять даже не потенциальному, а вполне реальному врагу? Конечно, можно надеяться, что в случае обострения военного противостояния Россия применит против нас исключительно старые немодифицированные Су-27 и легкие МиГ-29, но зачем ей это делать, зная свое преимущество в другом?

Вот и получается, что самый интересный с финансовой точки зрения вариант не является лучшим в итоге.

Что интересно, тот же командующий Воздушных сил ВСУ Сергей Дроздов, которому сейчас приписывают выбор самолетов JAS-39 Gripen, в октябре 2020 года в одном из интервью рассыпался в комплиментах американским истребителям F-16 и ставил в пример Польшу, которая остановила свой выбор на сотрудничестве с американцами.

Читайте также: Новый истребитель для Украины: Чем нам выгоден американский F-16 Fighting Falcon

США против Швеции

Понятно, что США и Швеция (а еще Франция, Евросоюз, Китай и Индия) в этом сегменте ведут между собой конкурентную борьбу за рынки сбыта. Ведь когда какая-то страна уже берет себе на вооружение определенную марку реактивных боевых самолетов, то она становится клиентом этой фирмы-производителя, а значит и соответствующего государства, на целые десятилетия вперед. А это миллиарды долларов как на закупку самих самолетов, так и на различные сопутствующие расходы: вооружение к ним, обучение персонала, техническое и консультационное обслуживание, ремонт и запасные части, не говоря уже об апгрейде.

А “пересесть” с одной марки самолетов на другую очень непросто, ведь это требует огромных разовых капитальных расходов и полную переквалификацию всего летного персонала ВВС. Собственно, это то, с чем столкнулась Украина сегодня.

Собственно, что шведский, что американский варианты имеют свои преимущества и недостатки. Например, подготовка летного состава и обслуживающего персонала для обслуживания самолетов F-16 всех модификаций занимает несколько лет, что по современным меркам очень много. В то же время подготовка для JAS 39 Gripen занимает около 6 месяцев.

Также при выборе JAS-39 Gripen для нашей страны достаточно привлекательной выглядит возможность подписать соглашение со шведской Saab еще и с точки зрения потенциального заработка. Дело в том, что шведы не имеют центра обслуживания самолетов в Восточной Европе. Страны, как, к примеру, Венгрия и Чехия, вынуждены “гонять” птичек в Швецию. Полет туда и обратно отнимает немало ресурса истребителей, который можно было бы потратить на учебу или патрулирование. Украина, которая имеет мощную научно-техническую базу, могла бы стать своеобразным логистическим хабом для Saab. Обслуживание и, возможно, даже производство птичек вполне можно сосредоточить в нашем государстве.

При выборе F-16 идея создания логистического хаба в Украине выглядит маловероятной, поскольку США имеют достаточное количество военных баз по всей Европе, плюс базу обслуживания F-16 в Турции. А с другой стороны, сотрудничество с американцами в военно-воздушной сфере может в перспективе побудить США создать военную базу и в Украине.

Зато, при сотрудничестве с американцами, существует теоретическая возможность изготавливать часть оборудования для самолетов в Украине. Американцы хоть и не всем подряд, но все же раздают такие привилегии по индивидуальной договоренности. В частности, США пошли на уступки Израилю и позволили ему заменить около 50% бортового оборудования на израильские аналоги. А Турция вообще выбила себе право самостоятельно производить для себя F-16 по лицензии. Научно-технический потенциал Украины также мог бы быть задействован в этой сфере, если бы ВСУ имели на вооружении “Боевых соколов”. Также нельзя исключать в таком случае и возможность общих украинско-американских разработок. Кстати, разговоры об этом уже ведутся на самом высоком уровне.

Таким образом, закупка и использование американских боевых самолетов еще больше сблизила бы Украину и США в области военного сотрудничества. А для нас в нынешней ситуации близость к США автоматически означает удаленность от России.

Также F-16 имеют успешный реальный боевой опыт именно в противостоянии с самолетами российского производства, тогда как JAS-39 за все время ни разу не участвовал в воздушных боях. Сейчас весь боевой опыт шведов сводится к патрулированию территории и разведке.

Как видим, вопрос выбора нового боевого самолета лежит на пересечении многих плоскостей, ведь определяет вектор развития целой отрасли на десятилетия вперед. И здесь главное не ошибиться с выбором — чтобы не получилось, как в 1990-х с автомобилестроением, когда мы отказали немецкому Volkswagen ради корейского Daewoo.

Читайте также: Как Украина развивает свою армию: Авиация

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *