Не быть колонией: Украина хочет обновить Соглашение об ассоциации с ЕС

Как углубить украинский экспорт на рынок ЕС и защитить отечественного производителя

В 2021 году Украина инициирует начало переговоров об обновлении Соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Однако, как оказалось, торжественный фон переговорного процесса уже оказался омрачен вредными законодательными инициативами.

Как выглядит “дорожная карта” апгрейда Соглашения и что омрачает оптимизм украинских переговорщиков, – разбираются Vesti.ua.

Тернистый путь “безальтернативности”

Площадкой для актуальных евроинтеграционных месседжей стала онлайн-конференция “Торговые войны: искусство защиты”, которая прошла 3 ноября при поддержке Украинской ассоциации бизнеса и торговли. Топ-спикером мероприятия стала вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина.

“С января следующего года мы, как и планировали, сможем начать конкретные переговоры по параметрам торговли с ЕС, параллельно проводя процесс политической оценки выполнения Соглашения об ассоциации с ЕС”, – заявила Стефанишина, пояснив, что сейчас нарабатываются модальности предстоящих переговоров относительно общего обзора соглашения, а также того, какие конкретно параметры будут пересматриваться.

Вице-премьер отметила, что Украина собирается воспользоваться открывшейся юридической возможностью обновить Соглашение, в том числе для корректировки параметров торговли. “Наши амбиции закладывают возможности пересмотра соглашения по всем видам товаров и услуг, а также расширения их перечня и включения новых позиций, по которым ранее не велись переговоры“, – указала Стефанишина.

Хотя вице-премьер старательно и даже немного панически избегает употребления слова “пересмотр” в отношении Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, тем не менее общая рамка тем для переговоров вполне рациональна. Зона свободной торговли Украины с ЕС, которая является неотъемлемой частью Соглашения, обеспечивает европейцам торговую схему, близкую к формату взаимодействия колония – метрополия, в духе эпохи Великих географических открытий.

Соглашение об ассоциации с Евросоюзом – это олицетворение понятия неэквивалентного обмена (“взаимный обмен товаров различной стоимости”). Если Украина уже находится в этой системе координат и называет это уничижительное положение “цивилизационным выбором”, то необходимо, по крайней мере, попытаться повысить свой “колониальный статус”.

Однако Стефанишина пояснила, что предметом переговоров являются в первую очередь возможность увеличения или отмены квот, а также установления нулевой таможенной ставки для аграрной продукции, для лидеров торговли, “которые положительно зарекомендовали себя с момента действия соглашения”.

При этом Ольга Стефанишина признала наличие сложного блока вопросов относительно торговли продукцией металлургического комплекса, который выходит за рамки регулирования Соглашения об ассоциации Украина – ЕС. “Это комплексный вопрос. Европейский рынок заинтересован в том, чтобы максимально защищаться, но переговоры будут“,- без энтузиазма отметила чиновница.

Понятно, что для промышленных товаров или просто товарных позиций не из сырьевой группы, в рамках действующей ЗСТ принцип либерализации рынков работает сугубо в одностороннем порядке. Однако не нужно питать излишних иллюзий в отношении существенного увеличения объемов или товарных позиций экспорта аграрной и пищевой продукции.

Во-первых, удельный вес стран-членов ЕС в объеме мирового экспорта продукции АПК составляет почти 40% (согласно данным UN Comtrade Database). Во-вторых, удельный вес в структуре импорта аграрной продукции  ЕС занимают: фрукты и орехи, мясо и мясные продукты, алкогольные и безалкогольные напитки, рыба, молоко и молокопродукты, жиры и масла, продукты переработки, шрот и т.д.

Безусловно, очень грубо говоря, но Украина даже не попадает в большинство импортных позиций по агросырью, не говоря уже о продуктах переработки, которые востребованы на европейском рынке. Когда очередной отечественный геостратег начинает рассуждать на тему Украины, как “гаранта мировой продовольственной безопасности”, хочется предложить ему пожевать шрота.

“Локальные” расстройства

Помимо теорий “крестовых походов” украинского экспорта на рынок ЕС еще более значимым является вопрос защиты отечественного производителя и внутреннего рынка. Снизить критический уровень “неэквивалентности” можно и за счет разумной протекционистской политики. Но это еще более “токсичный” вопрос, чем обсуждение перспективы поставок украинской металлургической продукции на рынок ЕС.

Вице-премьер Стефанишина посетовала на принятый в первом чтении законопроект №3739 “О внесении изменений в закон Украины “О публичных закупках” по созданию предпосылок для устойчивого развития и модернизации отечественной промышленности”. Vesti.ua уже анализировали этот документ и неоднократно писали о политических перипетиях вокруг его дальнейшей судьбы.

Оказывается, этот законопроект беспардонно подорвал титанические усилия украинских переговорщиков о получении дополнительных преференций по доступу отечественных товаропроизводителей на рынок ЕС.

“Регистрация законопроекта и его рассмотрение, а фактически противопоставление курса Украины в направлении евроинтеграции и развития других механизмов регулирования торговли и поддержки национального производителя, отсрочили наши переговоры о доступе на рынок госзакупок ЕС. Это официальная информация, и теперь, потратив больше года на переговоры и консультации, готовясь уже в октябре этого года к решению, мы должны потратить еще год на возобновление этих договоренностей, консультаций и принятие решения”, – заявила Стефанишина.

Интересно, что раньше информация об успешно движущихся переговорах о доступе на рынок государственных закупок ЕС, отечественный официоз не особо тиражировал. Либо Стефанишина и ее предшественники чрезвычайно скромные и лишенные толики тщеславия переговорщики, либо речь идет о “переговорах Шредингера”.

Вице-премьер-министр по евроинтеграции добавила, что такие инициативы, как законопроект №3739, с политической точки зрения создают неотвратимые последствия, отбрасывая Украину от достигнутых ранее договоренностей. Почему же о таких важных переговорах ничего не говорилось в преддверии октябрьского саммита Украина – ЕС? Сама же Стефанишина еще в августе была менее категорично настроена против законопроекта, комментируя его скорее как неприятно-раздражающий, но не слишком важный аспект.

В правительстве выражают надежду, что инициатива в том формате, как она содержится в законопроекте № 3739, не окажет негативного влияния на саммит Украина – ЕС, который состоится при участии президента Украины, в частности, дальнейшее движение Украины к интеграции во внутренний рынок ЕС, подписание Соглашения об общем авиационном пространстве, дальнейшее движение в направлении “промышленного” и “энергетического” безвиза”, – было указано в сообщении пресс-службы вице-премьера по европейской интеграции.

Примечательно, что об угрозе переговорам о доступе на рынок госзакупок ЕС в официальном сообщении ничего не сказано. Разве что этот пункт обсуждался на саммите в формате “секретного дополнительного протокола”. Вероятно, глава дипломатии Европейского союза Жозеп Боррель, дважды позволил себе публично повторить уничижительный пассаж о “не банкомате” лишь для отвлечения внимания. А тем временем украинским товаропроизводителям одобрили “экспортный блицкриг” на рынок госзакупок Евросоюза. 

Более того, из публичной повестки внезапно пропала тема вышеупомянутого “промышленного безвиза“, хотя ее анонсировали как своеобразную фишку саммита. Вместо этого президенту Владимиру Зеленскому пришлось на бис слушать о “банкомате”, и стоит учитывать, что евробюрократы публично унизили не его лично, а лидера государства Украина.

И немаловажную роль в создании контекста такой боррелевской репризы сыграли переговорщики, готовившие саммит Украина – ЕС. В том числе, команда профильного вице-премьера. После такого “фееричного” результата люди, имеющие представление о государственной системе управления и немного совести, крепко бы задумались о добровольной отставке.       

Безудержный оптимизм

За пять дней до онлайн-откровений вице-премьера по евроинтеграции – 29 октября – состоялось несколько иное мероприятие. Речь о Киевском экономическом форуме “Экономика инноваций: драйверы развития”, участники которого обсуждали индустриальные парки, локализацию, поддержку машиностроения.

В дискуссии принял участие хедлайнер законопроекта №3739, глава комитета Верховной Рады по вопросам экономического развития Дмитрий Наталуха. Ранее Vesti.ua уже беседовали с нардепом о проекте закона и вопросах протекционизма в современном глобальном мире.

В новых глобальных реалиях нельзя действовать шаблонно. Рассуждать, что это правильно, потому что правая идеология, а что-то неправильно, потому что это левая идеология – это самоубийственное пребывание в плену догм и ортодоксий. Все ищут собственные формулы. Мы взяли те инструменты, которые оправдали себя в мировой практике: требование местной компоненты в производстве (локализация) и индустриальные парки… Можно добавить больше инструментов к этим законопроектам, например, вопрос амортизации при импорте оборудования или сырья”, – заявил Наталуха.

Нардеп также добавил, что эти инициативы оказались под жестким прессом критики и противодействия.

Мы столкнулись с неистовым сопротивлением… Сегодня, скажу откровенно, идет тихая война за закрытыми дверьми между разными нашими партнерами – и западными, и восточными. Они не заинтересованы в принятии и реализации этих законопроектов“, – подчеркнул глава экономического комитета.

Наталуха выразил уверенность, что вопреки всем препятствиям законопроект №3739 удастся проголосовать во втором чтении до конца года. Также он добавил, что эти вопросы должны стать предметом более оживленных публичных дискуссий, посетовав на недостаточную активность участников рынка, которые заинтересованы в таких инициативах, но ведут себя слишком пассивно. На этом фоне “дискуссия против этих инструментов очень активная, видимая и очень консолидированная“.

Безусловно, хочется позавидовать безудержному оптимизму Дмитрия Наталухи в отношении перспектив законопроекта о локализации и других инициативах. Весьма трудно вести “войну за закрытыми дверьми“, пока в тылу “партизанит” целая команда вице-премьера по европейской и евроатлантической интеграции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *