“Главное не бояться и верить”: хореограф Кицык Валерия об открытии собственной студии в 20 лет, о работе с детьми и о своем танцевальном пути

Кицык Валерия – девушка, которая точно знает как добиваться поставленных целей, ведь в свои 21 она уже управляет своей собственной студией “Action Studio”. Творческий домик для всей семьи. Именно так Валерия называет свой проект, ведь помимо детских направлений в студии есть чем заняться и взрослым: фитнес, йога, kangoo jumps и многое другое. “Action” – это большая семья в который всегда готовы помочь и поддержать. 

Валерия рассказала нам о том, как начала танцевать и какой путь она прошла для осуществления своей мечты. 

О ДЕТСТВЕ И ПЕРВЫХ ШАГАХ В ЛЮБИМОМ ДЕЛЕ

Моя бабушка всю жизнь работала воспитателем, я приходила к ней в садик и всегда говорила, что я буду воспитателем, а она говорила, что это очень неблагодарная работа, дети сейчас тяжелые, а я все равно утверждала, что стану воспитателем и других вариантов и быть не может. И я таки проработала воспитателем около двух лет в “Меноре”. Я все-таки добилась своего. И эта работа дала мне многое – я поняла, что я хочу дать своему ребенку, как я его буду развивать, во сколько лет и куда мы пойдем, все это я узнала именно там. 

В первом классе я начала танцевать. Всех моих одноклассниц начали записывать в танцевальную секцию. Я как сейчас помню, мы идем с мамой по коридору, и она мне говорит: “Лера, там всех записывают на танцы и я тебя записала”. Я тогда совсем не хотела этого, но она предложила мне просто попробовать.

Я пришла на первую тренировку и с тех пор  танцы меня никогда не отпускали.

Школьный кружок был временным местом. У подруги моей мамы был свой коллектив, шоу-студия “БЭБ”, один из самых популярных в нашем городе. Я четко знала, что буду туда ходить, но, к сожалению, он находился достаточно далеко от дома, а водить меня было некому, саму меня отпускать тогда еще не могли – нужно было переходить большое количество дорог. Поэтому мама ждала, пока я перейду в пятый класс, и именно тогда я пошла в “БЭБ”. Дальше я начала ходить по разным мастер-классам, но все основные знания о танцах я получила в “БЭБ”. Там же я познакомилась с людьми, которые по сей день являются моими близкими подругами. С частью из них я работаю сейчас, с кем-то просто дружу, с кем-то мы скоро станем кумовьями. Нас объединило одно дело – танцы. 

О ШКОЛЬНЫХ ГОДАХ

Я никогда не была отличницей. Я всегда была ударницей, но даже ударницей я была  благодаря тому, что где-то выкручивалась, ну а где-то что-то делала сама. Я никогда не знала точные науки, я выпустилась из школы абсолютно не зная химию и физику. До какого-то класса мне нравилась математика, но потом что-то пошло не так. Это проблема многих творческих людей, я сейчас сталкиваюсь с детьми, мамы которых жалуются, что они танцуют на уроках и совсем не хотят учиться. Это болезнь танцоров, это творческие дети, это дети которые больны этим делом, и из таких детей,  как ни крути, делать отличников не нужно. Они хотят быть отличниками в эстрадной сфере, но многие родители этого не понимают. Я помню как в 11 классе, когда все писали контрольные, а я, просто переписав условия задач, умоляла учительницу по математике отпустить меня ставить танец на мероприятие. Да, я ставила танцы за оценки. 

У меня никогда не было любимого предмета, я просто очень любила школьную атмосферу, некоторых учителей. Я терпеть не могла математику, но ужасно любила преподавателя, я очень редко читала украинскую литературу, но я обожала уроки литературы, потому что я обожала учителя. 

О ПЕРВОЙ РАБОТЕ И ПОИСКЕ СВОЕГО ДЕЛА

Имея достаточно обеспеченных родителей, мне деньги на голову не сыпались никогда. В 14 лет, когда наступил тот сложный возраст, когда уже хотелось красиво одеваться в брендовых магазинах, папа внезапно сказал мне: “Все необходимое я тебе дам, сходим на базар и я все куплю, но если хочешь чего-то необычного – иди и зарабатывай, я хочу чтобы ты понимала откуда берутся деньги.”

Я психовала, потому что мне не давали деньги, но я сказала: “Хорошо, я вам докажу!”. И именно в этом возрасте я с подружкой пошла раздавать листовки.

Мы работали в осенний и зимний период, работали в дождь, в мороз, я даже помню как я надевала несколько пар носков. Проработали мы так две недели, на тот момент нам платили 15 гривен в час, в день я получала 45 гривен. Как мне тогда казалось, это были большие деньги, ведь поработав 10 дней можно было купить и сумочку, и очки… Первой моей покупкой была как раз сумка, очки и шарфик и мне казалось, что это самые крутые вещи в моем гардеробе и я большая молодец. Потом я поняла, что очень тяжело так работать.

У моего папы есть своя строительная фирма и он сказал, что может предложить нам с подругой убирать на объектах, которые они сдают. И мы согласились. Нужно было вымывать все от строительного мусора, отскабливать окна от побелки, вымывать кафель… Я поубирала так раза три, получила уже не 45 гривен, а 200 за те же 3 часа. У меня потом гудели ноги, руки, обламывались ногти и папа постоянно говорил: “Ну что, думала легко будет?”. Тогда это меня очень сильно взбесило и я подумала что я слишком умная и красивая для уборщицы и тогда мой друг предложил мне попробовать поработать хореографом. Тогда в Меноре открывалось одно детское заведение, детский сад, он там преподавал капоэйру. Мне было уже 16 лет и тогда я задумалась об этом и поняла, что можно попробовать. Я написала в этот сад, но к сожалению, меня тогда не взяли из-за возраста. Меня туда взяли через 2 года, когда мне исполнилось 18. Я была не только хореографом, но и воспитателем. Сначала я вела ясли, потом меня повысили до воспитателя старшей группы, я вела и подготовку к школе, и развивающие занятия для малышей.

Тогда, еще в 16, я связалась с центром в “Тайм-Ауте” и мне сказали, что они могут помочь мне набрать группы: они напечатали мне визитки, и я ходила и раздавала их. Каким-то чудом я набрала сначала 5 человек, потом 10, 15… И так спустя какое-то время у меня было уже 50 человек, это две группы и это были самые большие группы в этом центре. 

Потом я поняла, что хочу работать сама на себя и не от кого не зависеть и я начала искать помещение, которое я взяла в аренду. Я сказала своим ученикам, что перехожу в другой зал и так сложилось, что все они перешли вместе со мной. И эти люди учатся у меня по сей день. Количество учеников постепенно начало расти. 

Я начала преподавать танцы в 16 лет и преподаю до сих пор. 

ОБ ОБРАЗОВАНИИ

Когда я поступала, мама сказала мне, что танцевать я уже умею и идти на хореографа будет глупо, ведь развиваться в этом направлении можно и вне университета. Я понимала, что я – не математик, финансистом мне не быть и это меня никогда не привлекало, поэтому я выбрала ту профессию, которая будет мне помогать и в общении с клиентами, и в общении с детьми и я пошла на детского психолога. Главный выбор который мне нужно было сделать – выбрать дневное или заочное отделение. Тогда я работала в дневном городском лагере в Меноре и именно тогда мне предложили остаться у них на постоянной основе. Я посчитала, что это знак и пошла на заочку…  и ни капли не пожалела. 

О РАБОТЕ С ДЕТЬМИ

Мне всегда было легко работать с детьми. Прежде всего, нужно иметь устойчивую психику, ведь у нервного тренера ничего не получится, дети слышат тебя только тогда, когда ты говоришь с ними спокойно. Если ты на них кричишь – толку не будет. Со всеми детьми я всегда общаюсь как со взрослыми. Ведь когда ты говоришь с ними на равных, они уже бояться облажаться, повести себя как дети, устроить истерику, ведь я воспринимаю их не как малышей.

Самое сложно в работе с детьми – работа с родителями. Прежде всего, педагогу должны доверять. Мы устраиваем открытые уроки, есть разные концерты, связь по видео – так родители могут узнать результат работы.

Поэтому когда ты приводишь ребенка – закрывается дверь в класс и ты доверяешь педагогу. Так что никто не сидит на занятии. 

Всегда есть такие вопросы, как: “Почему мой ребенок не стоит в первой линии?”, но они не всегда понимают, что не так важна линия, как важен результат, они не всегда ставят себя на место преподавателя, и могут не понимать, что у меня около 25 человек в одной группе и все не могут стоять в первой линии.

Конечно есть и те родители, которые всегда с тобой заодно и помогают тебе во всем, это не может не радовать. 

ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ МЕЧТЫ

Я всегда мечтала иметь свою студию, но думала, что это у меня будет уже к годам 30. Багажа знаний мне хватало, я работала в фитнес-клубе и я понимала как все происходит, как тренера получают зарплату, на каких условиях они работают. Папа всегда говорил “Невозможно управлять рестораном, не умея готовить”. 

На протяжении двух месяцев я заходила на разные сайты и смотрела помещения в районе того места, где я живу. Всегда это были помещения “ни о чем”, но в один момент появилось такое, в которое я влюбилась, я постоянно рассказывала о нем своим подругам и они посоветовали мне поговорить с папой. Папа стал моей поддержкой и опорой, на мой проект нашли инвесторов и мечта сбылась. 

У меня никогда не было страха. Поэтому я и решила сделать это в 20 лет, пока у меня юношеский максимализм и я не боюсь ничего, я готова вкладывать в это огромные деньги, я верила в свой проект. 

Я всегда представляла свой проект именно таким, каким он есть сейчас – творческим домиком для всей семьи. Мамы ходят на фитнес, йогу, растяжки, у детей есть выбор из 14 направлений. 

В какой-то момент мне начало казаться, что надо мной издеваются. Мы взяли помещение без света, без воды и подключить все это было самым сложным. Все хотели взяток, а мне говорили: “Лера, дадим один раз, нужно будет давать всегда”. 

Помещение было с ужасным ремонтом, со старыми окнами, по факту – коробка. Мы взяли эту коробку и за два месяца сделали все, что нужно. Дальнейшее оформление шло семь месяцев. Так долго потому, что делать что-то без воды и света было практически невозможно. Потом нужно было написать бизнес-план, выиграть тендер, подключить наконец-то свет и воду. Но когда “лед тронулся”, уже только и успевали, что выбирать цвет стен, мебель и так далее… 

О ПЛАНАХ НА БУДУЩЕЕ 

На данный момент у нас больше 150 деток и еще многие стоят в очереди. Нам очень нужно расширяться, но я бы очень хотела создать продюсерский центр при нашей студии, открыть как можно больше проектов, которые будут на слуху не только в Днепре, но и в Украине. Я не хочу 25 таких студий. В моих планах максимум три студии и, возможно, частный детский сад. Раньше я говорила, что я хочу еще свой салон и фитнес-клуб, но так сложилось, что в нашей студии уже есть и то, и другое. Поэтому пока детки танцуют, мамы могут потратить это время с пользой для себя. 

И НАПОСЛЕДОК…

Все, что я хочу сказать – очень круто занимаясь своим хобби и получать за это деньги. Прежде всего, я советую верить в свой проект и ничего не бояться. Можно открыть хоть ларек с булочками, и это станет сетью ларьков с булочками, и открыв такую сеть по всей Украине, можно стать настоящим магнатом. Поэтому все получится, если верить и не бояться.

Говорят “полюби себя, и тебя полюбят остальные”, так же и тут.

Твое детище априори не может быть плохим, если ты его любишь.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *